закрыть
Статьи

Депутату Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь

Курсевич Валентина Вацлавовна
Курсевич Валентина Вацлавовна

Уважаемая Курсевич Валентина Вацлавовна!

Курсевич Валентина Вацлавовна
Округ: Заславский № 77
заместитель председателя Постоянной комиссии по здравоохранению, физической культуре, семейной и молодежной политике

2 апреля 2019 года Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь принят в первом чтении проект Закона Республики Беларусь «Об изменении Кодекса Республики Беларусь о браке и семье», внесенный Советом Министров Республики Беларусь.

Как руководитель общественного объединения «Защита прав отцов и детей», зарегистрированного Министерством юстиции РБ в установленном законом порядке и действующим с 1991 года, а также от имени многочисленного числа членов объединения, активно добивающихся всеми доступными средствами участвовать в воспитании своих детей, обращаюсь к Вам в надежде быть услышанным при обсуждении и принятии поправок в Кодекс о браке и семье.

За время практической деятельности по защите прав детей при возникновении споров между родителями после расторжения брака или распада семьи мы не раз с 1993 года сами или через иные организации выходили с конкретными предложениями по внесению изменений в Кодекс о браке и семье, которые практически все в дальнейшем были приняты и реализованы в новой редакции КоБС 1999 года, а также в последующих изменениях.

Но отдельные статьи данного закона и сейчас нуждаются в пересмотре в связи с изменившимися обстоятельствами и возникающими на практике многочисленными правовыми коллизиями, с которыми нам приходится сталкиваться постоянно в практической деятельности, в том числе в судах. Одним словом, изменения давно назрели, и то, что в настоящее время проходит обсуждение и корректируется отдельные статьи закона, даётся более конкретное толкование некоторых формулировок и понятий – это радует.

При этом хотелось бы обратить Ваше, как депутата, внимание на то, что в Республике Беларусь, за редким исключением, родительские права мужчин-отцов в отношении своих несовершеннолетних детей попираются сложившейся судебной практикой при рассмотрении гражданских исков в судах не только об определении места жительства детей после распада семьи, но и при определении порядка участия отцов в воспитании своих детей.

Так на практике не соблюдается декларируемое во всех соответствующих законодательных актах равенство прав обоих родителей в отношении своих детей. При рассмотрении сотен споров членов объединения в судах РБ были допущены такие грубые нарушения при определении места жительства детей, которые, в конце концов, приводили к трагедиям, правонарушениям и преступлениям, калечилась психика детей, из сознания которых отдельными матерями вытравливалось само понятие «папа», которого с помощью сложившейся судебной практики (не закона, а именно практики) лишали возможности не только проживать с детьми в гораздо лучших условиях, под постоянной заботой и вниманием, но и даже общаться с ними, безосновательно лишая возможности полноценного общения, пытаясь лишить родительских прав, и даже абсолютно безосновательно обвиняя в педофилии и иных преступлениях лишь бы не дать возможности общения, умышленно разрушая сложившиеся годами со вторым родителем психо-эмоциональные связи, доверительные отношения и привязанности. При этом суд при опросе несовершеннолетних не прислушивается даже к мнению 14-15 летних детей, считая, что к мнению ребёнка такого возраста прислушиваться не обязательно или «переворачивая» их показания в ходе опроса полностью наоборот. Парадоксально, но факт, тот же суд, в отношении детей в возрасте 3-5 лет, выносит решения, которые практически становятся неисполнимыми из-за внесения судом в условия общения ребенка с отцом наличие “желания ребенка”, хотя общеизвестно, что желания ребенка в таком раннем возрасте легко формируются под влиянием значимых для него взрослых, которые проживают с ним и от которого ребёнок зависим, мнение ребёнка также легко меняется на абсолютно противоположное. Такие необоснованные «вводные» в решениях судов делают их порой заведомо неисполнимыми, они противоречат интересам детей и ущемляют права отдельно проживающего родителя.

Мы контролируем дальнейшую судьбу повзрослевших детей членов объединения, спустя несколько лет пытаемся указать Верховному суду на допускаемые ими ранее судебные ошибки, которые исковеркали судьбы конкретных детей, для анализа и исправления «недостатков» в их дальнейшей работе и изменению судебной практики, но фактически анализа никакого так и не было сделано и конкретных результатов по отдельным обращениям не наблюдается. При этом ссылки в ответах Верховного суда на конкретные жалобы членов объединения на решения судов по спорам о детях идут уже даже не на Кодекс РБ о браке и семье, а на Резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН шестидесятилетней давности. Например, цитируются выдержки, которые явно противоречат современным реалиям, включая тенденции уравнивания в правах мужчин и женщин, что «малолетний ребёнок не должен, за исключением исключительных случаев, быть разлученным с матерью»… А с отцом? Наверняка должны быть веские основания, чтобы судьи закрывали глаза на очевидные злоупотребления родительскими правами совершаемые родителями, которые самовольно препятствуют общению второго родителя с ребенком.

 Суды же не обращают внимания даже на гораздо более весомые факты (когда детей отдают матерям-уголовникам, без жилья, страдающим психическими отклонениями, причиняющим не только вред психическому, но и физическому здоровью малолетних детей), принимая решения с учётом гендерного неравенства, представляя отцов какими-то неграмотными калеками, не имеющими никакого опыта в воспитании детей, уходе за ними и даже самообслуживании. О каких равных правах отца и матери в РБ тогда можно говорить на практике?

И если определение места жительства ребёнка с одним из родителей – довольно сложная для судебного корпуса задача, учитывая сложившуюся практику рассмотрения данной категории споров, над этим можно рассуждать долго и обжаловать судебные постановления до совершеннолетия самих детей, то установить порядок участия в воспитании детей отдельно проживающему родителю не должно вызывать трудностей,  у суда по действующему законодательству, учитывая равные права обоих родителей, не лишённых родительских прав и не ограниченных в правах.

Но и здесь на практике возникает проблема из-за недосказанности в правовых актах, всё отдаётся на откуп судье, на её мнение, которое, порой, далеко от требований закона, решение принимается без учёта детской психологии, педагогики, мнения специалистов управлений образования, которое беспрепятственно игнорируется судом.

Во-первых, суды часто по непонятным причинам выносят решения о порядке участия в воспитании детей, определив отцам лишь несколько часов в месяц (!) для общения с детьми, и только в присутствии матери, с которой сложились именно по этой причине крайне неприязненные отношения, без ночёвок, отпуска, и т.д.. Эти встречи назначают на территории матери, где ею же и иными родственниками устраиваются провокации с вызовом милиции, с последующими административными и уголовными делами, без возможности даже побыть с ребёнком на детской площадке рядом с домом, не говоря уже о большем… Обвинения, выяснения отношений, ложные заявления в правоохранительные органы со стороны матерей и т.д. приводит к тому, что многие отцы просто не выдерживают и прекращают общение, исходя прежде всего из интересов детей. Матери же при этом зачастую используют это для подачи иска в суд о лишении отцов родительских прав из-за того, что они, якобы,  не принимают участия в воспитании. Обращение же в суд с новым иском об изменении порядка участия в воспитании детей зачастую не находит понимания у судей, которые всё чаще отказывают в изменении установленного ранее порядка участия в воспитании, даже в связи с возрастными изменениями интересов ребенка,  а то и уменьшают время общения, установленное судом ранее. Подобных примеров такого отношения к отцам могу привести не один десяток только за последний год среди членов объединения.

Во-вторых, даже тогда, когда решение суда о порядке участия в воспитании детей уже вынесено, оно просто игнорируется должником, а отделы принудительного исполнения годами никак не могут привлечь к предусмотренной в этих случаях административной ответственности (ст.24.10 п.3 КоАП РБ), а изредка доведённые до суда административные протоколы либо «заворачиваются» обратно в ОПИ с последующим пропуском сроков, либо не имеют должного влияния на нарушителя, т.к. минимальный штраф погашается должником из получаемых алиментов на содержание ребёнка.

Понятно, что законотворчество и практикоприменение  – разные вещи, что на второе Вы повлиять не имеете возможности, но изменить сложившуюся ситуацию ( а такая ситуация на деле имеет место по всей Беларуси), считаю, возможно через принятие соответствующих поправок, более чётких формулировок и более строгой ответственности за неисполнение вступившего в силу решения суда о порядке участия в воспитании детей отдельно проживающим родителем.

На данный момент, что касается мер воздействия на реальных нарушителей прав ребенка – ситуация практически безвыходная. Родитель даже подписавший мировое соглашение, не говоря уже о решении суда, определив разумный уровень участия в воспитании, фактически теряет ребенка. Все зависит от прихоти родителя с которым оставили ребенка. 

В обсуждаемом в настоящее время законопроекте по внесению изменений в КоБС РБ с Вашим участием согласно информации в СМИ, в частности, говорится, что «раньше под родительскими обязанностями понималось только содержание ребенка, то есть сыт ли он, обут, чисто ли в доме, то теперь понятие обязанностей более широкое и подразумевает воспитание, обеспечение нравственных, психологических и эмоциональных потребностей. Если эти «неимущественные» аспекты не выполнены, отца или мать могут лишить родительских прав.»

Именно поэтому многие отцы, права которых в части воспитания детей ущемляются самими матерями, крайне обеспокоены, т.к. они согласно внесённых изменений могут быть лишены родительских прав без видимого какого-либо виновного поведения с их стороны, только за то, что мать не даёт отцу общаться с детьми или из-за утраты контакта с ними по вине той же матери.

Считаю, что эти опасения обоснованы, такие ситуации имели место и ранее, причём решения в отношении отцов даже выносились заочно без их уведомления.

Возбуждение иска о лишении родительских прав в отношении нарушителя, не надлежаще исполняющего свои обязанности, который препятствует второму родителю участвовать в воспитании детей, вообще практически бесполезное занятие. Поэтому, учитывая современные тенденции в обществе и легкость, с которой разрушаются семьи ради личного обогащения за счет бывшего супруга, пренебрежение правами и интересами ребенка,  целесообразно внесение определённых поправок в закон. 

Примеров нежизнеспособности действующего законодательства в части лишения родительских прав матерей, не участвующих в воспитании своих детей, можно приводить много. Так, к примеру, уже 6 лет гр-ка Шиманович Т.В. не воспитывает своих двоих несовершеннолетних детей, не проживает с ними, не оказывает никакой материальной или иной помощи, не интересуется их жизнью, здоровьем, успехами, все 6 лет идут бесконечные судебные споры по определению места жительства младшего сына ( от воспитания дочери мать сама  ещё в 2013 году отказалась). Неоднократные попытки лишить её родительских прав как со стороны отца детей, так и со стороны уже повзрослевшей дочери, никаких положительных результатов не принесли, независимо от того, что Шиманович Т.В. даже привлекалась к административной ответственности за оскорбление дочери в нецензурной форме.

Суды отказывают в исках о лишении родительских прав даже в тех случаях, когда матери не оплачивают много лет алименты на содержание детей согласно решения суда, имеют огромную задолженность, неоднократно привлекались к уголовной и административной ответственности, состоят на учёте в наркодиспансере с активной зависимостью от алкоголя более 20 лет, нигде не работают годами, в квартире происходят кражи, постоянно собираются алкогольнозависимые лица, старшие несовершеннолетние дети вовлекаются в антиобщественную деятельность и т.д. , но суд уже 5 лет отказывает в лишении такой матери родительских прав (по делу Ровной-Лукашевич).

В интервью, данным вами газете «Советская Беларусь» под заголовком «Закон сотворения семьи», опубликованной 22 марта 2019г говориться:

«раньше под родительскими обязанностями понималось только содержание ребенка, то есть сыт ли он, обут, чисто ли в доме, то теперь понятие обязанностей более широкое и подразумевает воспитание, обеспечение нравственных, психологических и эмоциональных потребностей. Если эти «неимущественные» аспекты не выполнены, отца или мать могут лишить родительских прав.»

В тексте Вашей статьи есть упоминание таких важных понятий как психологические и эмоциональные потребности ребенка. Сейчас важен сам факт того, что у Вас появилась реальная возможность вносить поправки в устаревший закон и закрыть лазейку непорядочным и жестоким людям, которых не останавливает осознание того, что своими действиями они калечат судьбы детей.

Тут речь идет о совершенно нормальных в физическом и психическом плане родителях, образованных, живущих полноценной жизнью, но, как показывает сегодняшняя практическая работа объединения и анализ поступающих жалоб, всё чаще встречаются не совсем «чистые на руку» родители, манипулирующие желаниями и интересами детей в своих интересах, сознательно и целенаправленно вводящих государственные органы в заблуждение, которые вполне заслуживают наказания путем лишения их родительских прав или ограничения в правах, пусть временно, но до полного осознания ими своих злоупотреблений родительскими правами.

Целенаправленная работа в этой области, полагаю, поможет изменить ситуацию в интересах детей и реального равенства обоих родителей, или хотя бы немного сдвинуть её в сторону справедливости и истинных интересов  детей.

В свою очередь общественное объединение «Защита прав отцов и детей», имея большой практический опыт при рассмотрении судебных споров, связанных с детьми, готово оказывать практическую помощь Вашей комиссии в дальнейшем и сотрудничать на постоянной основе.

Председатель Совета ОО «Защита прав отцов и детей»    О.В.Бакулин 

Ответ от 22.04.2019:

Уважаемый Олег Викторович!

В связи с поступившим в мой адрес обращением общественного объединения «Защита прав отцов и детей» полагаю возможным отметить следующее.

Даже после прекращения совместного проживания правовой статус родителей в отношении детей остается неизменным.

Вместе с тем прогрессирующая тенденция к разводам порождает новые формы борьбы бывших супругов друг с другом, при этом самым главным оружием в этой войне по-прежнему остаются дети, которых используют для достижения собственной материальной выгоды, увеличения доли в общем имуществе, манипулирования и прочих психологических ухищрений.

Безусловно, есть ситуации, когда, отстраняя отца от воспитания ребенка, мать поступает правильно и действует исключительно в интересах детей. Но если женщиной движет обида, а отец при этом по своему поведению и личностным качествам имеет право называться отцом, то он, безусловно, должен участвовать в жизни своего ребенка.

Одновременно следует отметить, что аналогичная ситуация полностью применима и к матерям, если суд определил место проживания детей с отцом, а последний препятствует общению с ними.

Принимая во внимание изложенное и разделяя Вашу озабоченность данной проблематикой, полностью соглашусь с высказанным в обращении мнением о необходимости целенаправленной работы в этой области, прежде всего в интересах ребенка, и выражаю слова искренней благодарности за Вашу активную жизненную позицию.

С уважением,

Депутат                                                                                В.В.Курсевич

Update 17.05.2019

Поступившее в мой адрес Ваше обращение, содержащее ряд предложений по совершенствованию законодательства Республики Беларусь, рассмотрено совместно с Министерством труда и социальной защиты Республики Беларусь. По поднимаемым в письме вопросам полагаем возможным отметить следующее.

1. Внести изменения в закон «об обращениях граждан и юридических лиц», в части контроля за «бумажной» исходящей корреспонденцией и обязательного электронного уведомления корреспондента о получении электронного обращения.

Согласно закону обращений граждан и юридических лиц, при дачи ответов на обращения граждан и юридических лиц, организациями возможны махинации с дачей ответа с нарушением сроков.

На сегодняшний день возможны два вида махинации:

В первом случаи – сам ответ готов и его передают в службу отправки корреспонденции, где его оформляют в соответствующей книге и просто выбрасывают, т.к. на почте, где эти письма отправляются, письма только пересчитываются и взвешиваются. Так, при проведении Прокуратурой проверки по фактам нарушений сроков дачи ответов (согласно закону обращений граждан и юридических лиц), результаты проверок будут только по книге, где сам ответ и был зафиксирован.

Во втором случаи – сам ответ не готов, но сроки выходят, тогда в самой книге отправки корреспонденции оформляют сам ответ и присваивают ему соответствующий номер, а когда ответ будет готов, то ему присваивают номер, взяв номер из этой же книги. Во время проведения проверки Прокуратурой по факту нарушения, проверка будет по тем же самым книгам, где уже и будет указан сам ответ.

Таким образом, на сегодняшний день существует узаконенный механизм сокрытия нарушений по срокам дачи ответов, ухода от административной ответственности в связи с выходом установленных сроков к привлечению к административной ответственности, ухода от ответственности должностных лиц, ответственных за своевременное реагирование на обращения граждан и т.п.

Также отсутствие какой-либо подтверждающей информации при подачи обращений по средством электронной почты, уведомление о получении электронной корреспонденции, по аналогии с простым письмом – заказное с уведомлением.

По первому вопросу сообщаем, что контроль и надзор за соблюдением порядка рассмотрения обращений в Палате представителей осуществляется в соответствии с положениями статьи 28 Закона Республики Беларусь «Об обращениях граждан и юридических лиц».

2.Пересмотреть и внести соответствующие изменения, в части формулировки «законные представители».

Согласно законов Республики Беларусь в части, ответственности и воспитания детей, указаны «отец», «мать», «родитель», «родители», а согласно мировой практики урегулирования отношений между родителями, в законах многих стран указывают «законные представители». Данные формулировки, как я считаю, вносят путаницу в формировании статуса каждого родителя, а так же правоотношения родителя к родителю. Дополнительную путаницу добавляет ситуация, когда родители разведены и проживают раздельно.

Что на сегодняшний день, находит соответствующее отражение в многочисленных ответах государственных организаций и структур на многие требования по защите прав как меня, так и моего ребенка. К примеру, «кто должен забирать ребенка из детского сада?» – в случаи, когда родители в браке это очевидно, но в случаи досудебного постановления – в связи с многочисленными мне ответами – когда мать не в состоянии, ребенка имеет полно право забрать дядя или бабушка. Получается, что отец на законных основаниях лишен возможности участвовать в воспитании своего ребенка – забрать ребенка из детского сада.

По вопросу изменения формулировки «законный представитель» и исключения термина «одинокий родитель (мать-одиночка/одинокая мать)» сообщаем следующее.
При осуществлении нормотворческой деятельности необходимо прогнозировать правовые, общественно-политические, финансово-экономические, социальные, криминогенные и иные последствия принятия (издания) нормативных правовых актов, регулирующих те или иные общественные отношения. При этом имеющаяся правоприменительная практика показывает, что не имеется неразрешимых проблемных вопросов, представляющих достаточные основания для внесения предлагаемых Вами корректировок.

3. Увеличить сроки привлечения к административной ответственности до 6 месяцев.

Так, срок привлечения по административной ответственности ограничен 2 месяцами с момента совершения правонарушения. При этом срок административной ответственности начинает действовать с момента совершения правонарушения. По вине сотрудников органа ведущего административный процесс, сроки рассмотрения дела часто затягиваются, иногда умышленно, составленные материалы часто возвращаются из суда в связи с неполнотой их подготовки или иными противоречиями, в результате чего во многих случаях проходят сроки привлечения к административной ответственности и суд отказывает в привлечении виновного лица в связи с истечением двухмесячного срока привлечения.

В случае проживания виновного и потерпевшего в разных городах, а также совершения правонарушения вне места жительства эти сроки также могут быть пропущены и виновное лицо может избежать ответственности за содеянное.

Считаю, что такая ситуация не способствует восстановлению справедливости, не несёт воспитательного воздействия и препятствует неотвратимости наказания для правонарушителя.

По вопросу «увеличения срока привлечения к административной ответственности до 6 месяцев».

По общему правилу административное взыскание может быть наложено не позднее двух месяцев со дня совершения административного правонарушения, а за длящееся административное правонарушение –– не позднее двух месяцев со дня его обнаружения либо прекращения в случае, когда такое правонарушение было прекращено до его обнаружения (пункты 1, 2 части 1 статьи 7.6 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее –– КоАП)).

При этом в пунктах 3 –– 8 части 1 статьи 7.6 КоАП установлены иные, более длительные, сроки наложения административного взыскания в зависимости от совершенного административного правонарушения.

Так, за совершение административного правонарушения против экологической безопасности, окружающей среды и порядка природопользования –– не позднее шести месяцев со дня его совершения, а за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей 15.21, частями 1 и 2 статьи 15.22, частью 1 статьи 15.26, статьей 15.30, частями 3 –– 7 статьи 15.32, частью 3 статьи 15.35, частью 3 статьи 15.37, статьями 15.38, 15.51, частью 1 статьи 15.63 КоАП, –– не позднее трех лет со дня совершения и шести месяцев со дня обнаружения административного правонарушения;

За совершение административного правонарушения в области финансов, рынка ценных бумаг, банковской и предпринимательской деятельности, против порядка налогообложения и таможенного регулирования, а также административных правонарушений, предусмотренных статьями 9.24, 16.8 (в части нарушения санитарно-эпидемиологических, гигиенических требований и процедур, установленных техническими регламентами Таможенного союза, Евразийского экономического союза, представления недостоверных данных для процедуры государственной регистрации продукции), 20.1, 21.1 – 21.4, 21.6 – 21.8, 21.12, 21.17, 21.20 – 21.26, 23.7 – 23.9, 23.11 –– 23.13, 23.20, 23.23, частями 1, 2, 5 и 6 статьи 23.27, статьями 23.36, 23.37, 23.42, частью 1 статьи 23.45, статьями 23.52, 23.57, 23.74, 23.75, 23.80 КоАП, –– не позднее трех лет со дня совершения и шести месяцев со дня обнаружения административного правонарушения, за исключением административных правонарушений, предусмотренных статьями 11.61, 13.1, 13.8 –– 13.11 КоАП, совершенных физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями, административное взыскание за которые может быть наложено не позднее одного года со дня совершения административного правонарушения, статьей 13.14 КоАП, административное взыскание за которое может быть наложено не позднее двух лет со дня совершения и двух месяцев со дня обнаружения административного правонарушения.

За совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей 9.21, частями 3 и 4 статьи 23.27, статьей 23.29, частью 1 статьи 23.55 КоАП, –– не позднее одного года со дня совершения административного правонарушения.

За совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 23.18 КоАП, –– на физических лиц и индивидуальных предпринимателей –– не позднее двух лет со дня его совершения и трех месяцев со дня его обнаружения.

За совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 23.79 КоАП, –– не позднее двух лет со дня совершения и двух месяцев со дня обнаружения административного правонарушения.

За совершение административных правонарушений, предусмотренных частью 3 статьи 9.15, частью 1 статьи 9.19 КоАП, –– не позднее одного года со дня совершения и двух месяцев со дня обнаружения административного правонарушения.

Принимая во внимание изложенное и внимательно изучив представленные в Вашем письме аргументы, считаем, что оснований для корректировки соответствующих положений данной статьи КоАП не имеется.

4. Внести изменения в статью 9.1 часть 2 КоАП Республики Беларусь.

Введенная в действие в 2013 году статья 9.1 ч.2 КоАП Республики Беларусь зачастую используется женщинами, желающими беспричинно отомстить своему супругу (бывшему супругу), нуждается в доработке, т.к., исходя из моего практического наблюдения она «работает» в одностороннем порядке, а именно, голословные утверждения женщины являются основанием для привлечения мужчины к административной ответственности, мотивированное же заявление мужчины вместе с приложенными неоспоримыми доказательствами (видеозаписи, аудиозаписи, показания свидетелей) полностью игнорируются, в результате чего виновная сторона уходит от ответственности. Таких фактов, доведенных до абсурда, можно приводить бесконечно.

Считаю, что необходимо обобщение судебной практики по практическому применению части 2 стать 9.1 с учетом вышеизложенного.

По вопросу внесения изменений в статью 9.1 КоАП сообщаем, что в настоящее время в соответствии с пунктом 32 плана подготовки законопроектов на 2019 год, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 4 января 2019 г. № 4, Национальным центром законодательства и правовых исследований, Советом Министров Республики Беларусь, Генеральной прокуратурой осуществляется подготовка проекта Закона Республики Беларусь «Об изменении кодексов по вопросам административной и уголовной ответственности». В этой связи Ваши конкретные предложения по корректировке отдельных положений статьи 9.1 КоАП могут быть Вами направлены разработчикам данного законопроекта.

5.Обязательный безразрывный срок по уходу за ребенком каждым из родителей.

Согласно законов Республики Беларусь в части, декрета по уходу за ребенком, не указаны, обязательные сроки обоих законных представителей ребенка. К примеру, во многих европейских государствах присутствуют минимальные обязательные безразрывные сроки обоих родителей по уходу за ребенком, от 1 месяца до 9 месяцев, а учитывая равноправие отношений обоих родителей  – сроки могут быть установлены равными. Что в свою очередь, на сегодняшний момент, по многочисленным данным европейских стран, дало только положительный результат, в том числе и отношений родителей в части воспитания детей.

По вопросу «обязательного безразрывного срока по уходу за ребенком каждым из родителей».
В соответствии с частью первой статьи 185 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее –– Трудовой кодекс) работающим женщинам независимо от трудового стажа по их желанию наниматель обязан предоставить после окончания отпуска по беременности и родам отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.
При этом частью второй статьи 185 Трудового кодекса установлено, что отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет предоставляется по усмотрению семьи работающим отцу или другому родственнику, члену семьи ребенка в случае выхода матери ребенка на работу (службу), учебу (при получении профессионально-технического, среднего специального, высшего или послевузовского образования в дневной форме получения образования), прохождения подготовки в клинической ординатуре в очной форме, а также если она является индивидуальным предпринимателем, нотариусом, адвокатом, творческим работником, лицом, осуществляющим ремесленную деятельность, деятельность в сфере агроэкотуризма (за исключением лиц, приостановивших соответствующую деятельность в порядке, установленном законодательством).
Указанный отпуск может быть использован полностью либо по частям любой продолжительности (часть четвертая статьи 185 Трудового кодекса).
Таким образом, законодательством семье предоставлено право выбора: отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет может быть использован как одним из родителей полностью либо по частям, так и разделен между родителями по их усмотрению.
На основании изложенного считаем, что предпосылок для изменения порядка предоставления отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, не усматривается.

6.Обязательный тест ДНК в родильных домах.

На сегодняшний день зачатие ребенка без биологического отца невозможна, соответственно обязательный тест ДНК в родильных домах позволит избежать многие судебные тяжбы в отношении матери ребенка, отца ребенка. Так, в части «заказных родов» (оплаченных родов), изнасилований женщин, занятии проституции и т.п., правоохранительные органы будут получать подозрительную информацию для соответствующей проверки и принятия мер реагирования.

Относительно Вашего предложения, касающегося «обязательного теста ДНК в родильных домах», считаем его нецелесообразным в связи с необоснованными дополнительными финансовыми затратами. Кроме того, важно также учитывать то обстоятельство, что ребенок может быть рожден в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе с использованием донорских половых клеток.

7.В родильных домах,  в актовой записи о рождении ребенка в строке «отец» сведения вносит отец,  в строке «мать» сведения вносит мать.

В актовой записи о рождении ребенка, сведения о ребенке вносятся по указанию матери, без мнения отца. Тем самым явным образом ущемляются права отца ребенка на равные права в отношении ребенка. А в судах –  отсутствие соответствующей правовой регулировки данного вопроса(КоБС Республики Беларусь, Статья 55).

По вопросу указания сведений о родителях в записи акта о рождении ребенка отмечаем следующее.
Согласно части первой статьи 54 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее –– КоБС) отец и мать, состоящие в браке между собой, записываются родителями ребенка в записи акта о рождении по заявлению любого из них. В таком же порядке записываются сведения о родителях, если брак между ними прекращен или признан недействительным, но со дня прекращения брака или признания его недействительным прошло не более десяти месяцев.
Кроме того, указанной статьей регламентирован порядок записи сведений об отце в случаях, когда отцовство презюмируется, однако фактическим отцом выступает лицо, не являющееся супругом или бывшим супругом матери ребенка.
Так, если родители ребенка не состоят в браке между собой, запись о матери ребенка производится по заявлению матери, а запись об отце ребенка –– по совместному заявлению отца и матери ребенка о регистрации установления отцовства, а также по заявлению матери ребенка, подтверждающему, что ее муж не является отцом ребенка, и заявлению мужа матери ребенка, подтверждающему, что он не является отцом ребенка, если мать ребенка состоит в браке, или на основании решения суда об установлении отцовства (часть вторая статьи 54 КоБС).
Статья 55 КоБС определяет порядок указания сведений о родителях в записи акта о рождении ребенка при регистрации его рождения в случаях, когда документальные свидетельства происхождения детей от конкретных родителей отсутствуют либо такие свидетельства имеются только в отношении происхождения ребенка от матери.
В частности, при рождении ребенка у матери, не состоящей в браке, если не имеется совместного заявления родителей о регистрации установления отцовства или решения суда об установлении отцовства, сведения об отце ребенка вносятся в запись акта о рождении по фамилии матери, собственное имя и отчество отца ребенка записываются по ее указанию или по указанию другого лица, подавшего заявление о регистрации рождения.
Если родители ребенка неизвестны, например ребенок был найден, подкинут и т.д.), сведения об отце и матери ребенка вносятся в запись акта о рождении по указанию лица, подавшего заявление о регистрации рождения. Таким лицом, в частности, в соответствии с пунктом 18 Положения о порядке регистрации актов гражданского состояния и выдачи документов и (или) справок органами, регистрирующими акты гражданского состояния, утвержденного Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 14 декабря 2005 г. № 1454, может быть орган опеки и попечительства, организация, в которой находится ребенок, орган внутренних дел.
Принимая во внимание изложенное считаем, что вопрос внесения сведений об отце и матери ребенка в запись акта о его рождении урегулирован в полном объеме и не нуждается в дополнительной корректировке.

8. Исключить одинокий родитель (мать-одиночка/одинокая мать) при живом втором родителе ребенка.

В законодательстве Республики Беларусь существует понятие «одинокая мать» (ч.4п.22 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29.03.2001г.№2 “О некоторых вопросах применения судами законодательства о труде”). К одиноким матерям, относятся женщины, не состоящие в браке и имеющие детей, в записи о рождении которых сведения об отце внесены по указанию матери. Подтверждением этого является соответствующая справка органов ЗАГСа.

Не секрет, что многие родители, живущие вместе и воспитывающие ребёнка, не спешат регистрировать свои отношения, дабы умышленно получать трудовые льготы, государственную адресную социальную помощь, жилищные льготы, налоговые льготы, льготы на образование и другие. Таким образом, женщина одна воспитывает ребенка и считается как мать-одиночка, однако по факту ребенка воспитывают оба родителя. Получается, государство берет на себя «роль отца», при живом отце ребенка. Однако я считаю, что такую роль должны выполнять именно родители ребенка, а не государство. Таким образом, государство выступает заложником подобных ситуаций и взваливает бремя ответственности на себя, когда это могут и обязаны выполнять оба родителя ребенка. Согласно открытым источникам, по предварительным подсчетам, в 2015 году Государством затрачено средств в эквиваленте 4,7 млрд.руб.

По вопросу изменения формулировки «законный представитель» и исключения термина «одинокий родитель (мать-одиночка/одинокая мать)» сообщаем следующее.
При осуществлении нормотворческой деятельности необходимо прогнозировать правовые, общественно-политические, финансово-экономические, социальные, криминогенные и иные последствия принятия (издания) нормативных правовых актов, регулирующих те или иные общественные отношения. При этом имеющаяся правоприменительная практика показывает, что не имеется неразрешимых проблемных вопросов, представляющих достаточные основания для внесения предлагаемых Вами корректировок.

9. Упразднить женщинам «социальные пакеты» при суррогатном материнстве.

Не так давно в законодательство Республики Беларусь внесли соответствующие изменения, когда женщина может получить финансовую прибыль за вынашивания и рождение ребенка(суррогатная мать). В то же время, в Республики Беларусь действуют системы поощрений и снисхождений беременным матерям, с целью заботы о будущем поколении. Но в случаи с суррогатной матерью, ребенок, по сути, не будет являться гражданином страны, а мать, во время беременности – будет пользоваться всеми привилегиями Республики Беларусь как и другие матери. Таким образом, косвенно, суррогатные матери ущемляют в правах обычных матерей, т.к. получают соответствующие привилегии на общих правах, по факту не внося финансовую помощь государству.

По вопросу упразднения женщинам «социального пакета» при суррогатном материнстве.
Согласно Закону Республики Беларусь «О демографической безопасности Республики Беларусь» обеспечение репродуктивных прав граждан и содействие формированию высоких репродуктивных потребностей населения –– одна из основных задач обеспечения демографической безопасности.
На реализацию гражданами репродуктивных прав, являющихся гарантией конституционного права на материнство и отцовство, направлены положения Закона Республики Беларусь «О вспомогательных репродуктивных технологиях», регулирующего, в том числе, и вопросы суррогатного материнства, которое является одним из видов вспомогательных репродуктивных технологий.
Основной целью суррогатного материнства является услуга по вынашиванию и рождению ребенка. Услугой суррогатной матери может воспользоваться только та женщина, для которой вынашивание и рождение ребенка по медицинским показаниям физиологически невозможны либо связаны с риском для ее жизни и (или) жизни ее ребенка (часть вторая статьи 20 Закона Республики Беларусь «О вспомогательных репродуктивных технологиях»).
По нашему мнению, рождение ребенка с помощью услуги суррогатного материнства позволяет семьям реализовать свою потребность в детях, материнстве и отцовстве, при этом ни прямо, ни косвенно не ущемляя прав обычных матерей.
Одновременно отмечаем, что статьей 23 Закона Республики Беларусь «О вспомогательных репродуктивных технологиях» установлено, что суррогатная мать имеет право на государственные пособия, назначаемые в соответствии с законодательством.
В частности, в соответствии с Законом Республики Беларусь «О государственных пособиях семьям, воспитывающим детей», суррогатная мать имеет право на пособие по беременности и родам (пункт 3 статьи 7) и пособие женщинам, ставшим на учет в организациях здравоохранения до 12-недельного срока беременности (пункт 1 статьи 10). Женщине, заключившей с суррогатной матерью договор суррогатного материнства, такие пособия не назначаются.
Исходя из изложенного, данное Ваше предложение не поддерживается.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Тэги : депутатзаконсемьястатьясуд

Оставить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: