закрыть

У 95% пры разводах суд пакідае дзяцей з маці, якой бы яна ні была. Бацька дваіх дзяцей Дзмітрый Шымановіч намагаецца змяніць гэтую статыстыку, тым больш, што дзеці хочуць застацца з ім.

Вось ужо другі год былыя муж і жонка ў судзе змагаюцца за права гадаваць дзіця. Раней суд пастанавіў пакінуць старэйшую дачку з бацькам, а малодшага сына – з маці. Але хлопчык хоча жыць з татам, ягоная сястра распавядае, што маці іх часта збівала.

У хаду падзеяў умешваюцца судовыя выканаўцы і міліцыя. Ігната спрабуюць сілком забраць ад бацькі. З таго часу спадар Дзмітрый абівае парогі органаў апекі, аднак часта натыкаецца на сцяну неразумення. У Беларусі існуе стэрэатып, што ў выпадку разводу дзеці маюць застацца з маці.

[youtube]https://youtu.be/5DK9vj5FX7Y?t=11m4s[/youtube]

(просмотр с 11 минуты)

«Гэтая судовая практыка, што склалася – кепская. Таму што пакідаць дзяцей трэба не з маці, а з тым з бацькоў, хто можа больш даць дзіцяці, стварыць лепшыя ўмовы, падрыхтаваць яго да самастойнага жыцця», – гаворыць Алег Бакулін, старшыня грамадскага аб’яднання «Абарона правоў дзяцей і бацькоў».

МЛ, belsat.eu

Update 18.12.2015

fbdcd95575124d933cb02bdda09beba3

На очередное заседание Минского областного суда в декабре 2015 года Дмитрий шел без особой надежды. В конце концов, ему столько раз отказывали… Но на этот раз судебно-психологическая экспертиза показала результат в пользу бывшего мужа: «…испытываемая детьми привязанность друг к другу носит достаточно выраженный характер, не позволяющий им безболезненно перенести разлуку. Игнат испытывает глубокую эмоциональную привязанность к своему отцу, сестре, проявляет признаки эмоционального отвержения матери.

< …> При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что определение места жительства ребенка по месту жительства его отца будет соответствовать его интересам».

— Каждый раз на этих судебных заседаниях я чувствовал себя каким-то недочеловеком. Судьи не хотели принимать у меня видео- и аудиодоказательства. Я пришел к выводу, что мужчине практически невозможно отстоять свою позицию. Если ты пришел в суд добиваться того, чтобы дети жили с тобой, то для судей ты просто никто, кусок мяса. Они еще не видели тебя и не слышали все аргументы, а уже заранее взъелись. Это обидно. Но почему высокоуважаемые господа решили, что у мужчины не может быть родительского инстинкта?.. Я даже в милиции говорил: «Да хоть ставьте меня к стенке и расстреливайте, я буду стоять спокойно и не шелохнусь! Только бы мне знать, что с моими детьми все хорошо!..» — голос Дмитрия дрожит, и продолжать он не может.

8c63fd4c372f22c33f5861f1937d67c1

Так что теперь Карина и Игнат вместе с отцом теснятся в Михановичах у своей бабушки — матери Дмитрия. В четырехкомнатную минскую квартиру они попасть не могут. Судебные тяжбы насчет этой недвижимости еще впереди, но сейчас Дмитрий не хочет об этом думать:

— Самое большое для меня счастье — это то, что место жительства Игната определили со мной. Но, увы, это еще не конец. Наверняка Таня обжалует это судебное решение, подаст надзорную жалобу… Как бы то ни было, я сделаю для дочери и сына все, чтобы они не могли сказать, когда вырастут, что я был плохим папой!

— Я уверена, что для нас все уже закончилось счастливо. Не имеет значения, что мы не в Минске. Здесь, в Михановичах, одноклассники встретили меня гораздо дружелюбнее, чем в столичной школе. Так что я даже рада. Главное — это Игнат! Теперь он с нами. И не переживайте, что вам пришлось спрашивать меня о матери. Мне уже не больно говорить об этом. Я смирилась, — убеждает нас Карина. Какую же высокую цену она заплатила за свое взросление! Сколько боли нужно было пережить этой девочке с красивыми глазами, чтобы так мудро рассуждать в 14 лет?.. Жалею, что не обняла ее напоследок.

Компетентно

Олег Бакулин, руководитель общественного объединения «Защита прав отцов и детей»:

— Дело Дмитрия и его детей — это достаточно серьезное дело, которое длилось два с половиной года. Суд мог бы принять решение об определении места жительства младшего сына, Игната, в установленный законом срок — два месяца — еще в 2013 году. Но, как видите, отцу ребенка пришлось долгое время ждать, прежде чем тяжба разрешилась. Что касается опасений Дмитрия по поводу обжалования бывшей супругой решения суда, то я убежден, что у нее просто нет шансов выиграть дело, потому что у нее отсутствует психоэмоциональный контакт с ребенком. Однако печально, что, несмотря на наличие четырехкомнатной квартиры в Минске, Дмитрию с детьми некуда было уйти, кроме как в квартиру к бабушке в Михановичах.

orig

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Тэги : воспитаниеДетизаконпапаправа

Оставить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: