закрыть

В декабре праздничный календарь может пополниться еще одной датой: «Белорусский союз женщин» предлагает учредить День отца, эта инициатива уже включена в третий Национальный план действий по обеспечению гендерного равенства. Пока же мамы с папами никак не могут договориться, кто из них главней, и с удручающим постоянством ведут битву за детей в суде. Примеры на слуху. Яна Рудковская, Ольга Слуцкер, Кристина Орбакайте — по одну сторону барьера, Виктор Батурин, сенатор Слуцкер и Руслан Байсаров — по другую. Свою позицию обиженные отцы подкрепили манифестом, где, в частности, говорится об «антиотцовской позиции судов и органов опеки», о пробелах в законодательстве, где «существуют сотни законов, защищающих права матери, и ни одного — отца», о статистике, по которой «при разводе в 95% случаев суды передают право опеки матерям». В полемическом запале утверждается даже, что «если следовать логике судей, то подавляющее большинство мужчин — законченные негодяи, недостойные воспитывать своих собственных детей!». Сильно, ничего не скажешь. А справедливо ли? Обсудить эту, с одной стороны, «горячую», а с другой — вечную тему мы пригласили директора Национального центра усыновления Министерства образования Наталью ПОСПЕЛОВУ, председателя общественного объединения «Защита прав отцов и детей» Олега БАКУЛИНА, председателя Республиканского общественного объединения «Клуб любящих отцов» Олега КОЧЕРВУ и руководителя Минского городского центра социального обслуживания семьи и детей Андрея ТУРОВЦА.

О.Бакулин: Готов подписаться под каждым словом этого манифеста, как и любой отец, столкнувшийся с подобной проблемой! Скажу больше: у нас не в 95, а почти в 100% случаев суды становятся на сторону матери. В правовом плане мужчины просто бесправны. Доходит до того, что детей отдают даже психически больным матерям. Но только не отцам, какими бы ни были их положение в обществе, должность, уровень нравственности. Бывало, отказывали даже работникам милиции, врачам! На том, к примеру, основании, что когда–то очень давно, когда ребенка еще не было на свете, мужчина наказывался в административном порядке за то, что его машина вовремя не прошла техосмотр. А сколько ситуаций, когда мать после развода запрещает отцу встречаться с детьми, ставит всяческие унизительные условия, издевается над его чувствами, вымогает деньги за каждую встречу! И куда ты пойдешь жаловаться? Суд уже обозначил свою позицию, приняв решение, а требования отца сочтет еще одним доказательством своей правоты. Я не раз беседовал в неформальной обстановке с судьями. В основном, как известно, это женщины. И они и не скрывают своих взглядов: как, мол, это так — отдать ребенка на воспитание мужчине? Да он же сам за собой не может смотреть! У меня у самого печальный опыт: бывшая жена разрешала встречаться с ребенком раз в две недели, всего на 2 часа и только в ее присутствии. Это нормально? Это справедливо? Это законно?

Н.Поспелова: А я категорически не согласна с тем, что закон и судебная практика всегда стоят на стороне женщины! Откройте Кодекс о браке и семье. Там каждая статья буквально проникнута идеей РАВЕНСТВА прав родителей ребенка. К примеру, черным по белому написано, что задача законодательства в этой сфере — охрана материнства и ОТЦОВСТВА. pospelovaЭта редакция кодекса появилась в 1999 году, а вот в прежнем кодексе действительно больше говорилось только о материнстве и детстве. Но все уже изменилось! Если раньше думали о том, как установить материнство, то сегодня так же устанавливается и отцовство. Сегодня семья выбирает сама, кто из родителей — отец или мать — будет находиться в отпуске по уходу за ребенком. В общем, права на воспитание детей у мам и пап равные, но каждый, к сожалению, понимает это по–своему. Возьмем алименты: после расторжения брака отец платит на содержание двоих детей 33% заработка. Это нонсенс! Получается, дети практически живут на иждивении матерей. Кто из нас не слышал сетований мам, в одиночку растящих детей: «Алименты на двоих — всего 80 тысяч. Как на эти деньги их содержать?» А кто занимается воспитанием детей? Кто на родительские собрания ходит, кто водит в кружки, секции, музыкальные и художественные школы? Папа в школе — редкий гость.

О.Бакулин: Того равноправия, которое записано в Кодексе о браке и семье, добилась наша организация совместно с Белорусским детским фондом. Согласен, нормативная база у нас не хуже, чем в самых развитых странах. Проблема в другом: в законе написано одно, а на практике мы видим совсем другое. И дело в постоянно действующей установке — мать всегда права. В ее пользу считается все, что не против нее. И что ребенок еще слишком маленький, и что ребенок — девочка. И еще тысяча причин, чтобы не отдать отцу! Вы заговорили об алиментах. Но ведь платить их — обязанность не только пап, но и мам. А вы знаете, что из всех злостно уклоняющихся от уплаты алиментов и разыскиваемых милицией треть — матери? Есть такие, что не платят годами, имеют задолженность по 15 — 18 миллионов. А вот еще случай. Мать отсидела 4 года за мошенничество, вышла на свободу и тут же отсудила ребенка у отца. У нее, видите ли, достаток более высокий! И хотя по закону этот факт не принимается во внимание на суде как не дающий никакого преимущества в праве на воспитание, городской суд встал на ее сторону. Потом мы вмешались, и это решение было отменено. А не вмешались бы? И таких дел проходит через нас десятки за год!

О.Кочерва: Я во многом с вами солидарен. Женщина сегодня, как и тысячи лет назад, пользуется своим биологическим преимуществом. Она сама решает не только рожать ей или нет, но и допускать ли мужчину к воспитанию ребенка. Да, образ женщины–матери всегда свят. Он свят настолько, что отца в ее свете вообще не видно. Но не замечать теневые стороны этого прекрасного ореола, по–моему, в корне неправильно.

А.Туровец: Почему в большинстве случаев подобные споры выигрывают мамы? Здесь вопрос скорее к подготовке судей, принимающих такие решения. Они ведь, как мне кажется, не проходили курс гендерного равенства. Потому, видимо, и не продвигается у нас концепция ювенальной юстиции. Там ведь, кроме всего прочего, предусматривается и тот момент, что для работы в этой сфере должен быть подготовлен специальный контингент судей. А сегодня суды рассматривают все дела, которые к ним поступают, на основе общих критериев.

О.Кочерва: Моей жене–юристу принадлежит такая фраза: «Как в правосудии есть презумпция невиновности, так и в обществе сложилась презумпция недоверия к отцу». Не важно даже, хороший ты папа или нет, главное — уметь пробить стену недоверия и доказать в суде, что ты хороший. Не смог — страдает не только ребенок, не только сам отец, но и бабушка с дедушкой. Обе стороны должны понимать, что с ребенком развестись нельзя! А разве гуманно заставлять его выбирать между папой и мамой? Вы представляете, что творится в его маленькой голове, если он любит обоих родителей? Уверен: амбиции родителей не должны быть выше интересов ребенка. Надо сто раз подумать, а стоит ли разводиться, стоит ли травмировать ребенка, ставить его перед выбором, кого он должен потерять… Компромиссы и консенсусы — это единственно верный путь разъехавшихся родителей. «СБ»: «Женское» воспитание феминизирует молодое поколение, отсюда и нежелание служить в армии, и неспособность создать крепкую семью — российские отцы упирают еще и на такой аргумент.

О.Бакулин: Я считаю, в уходе за ребенком — приоритет у матери, а вот в воспитании — у отца. Об этом писал еще Владиславский: «Мать вскармливающая, мать оберегающая, но не воспитывающая». Издревле становлением ребенка как личности занимался мужчина. Если не отец, то брат или дядя. Но мужчина!

Н.Поспелова: Природа задолго до Владиславского определила роль мужчины — добытчик и защитник. Своего племени, своего рода и своего потомства. Чем, по–вашему, занимались женщины, когда мужчины на годы уходили в военные походы? Воспитанием детей! Но, конечно, полноценное воспитание могут дать только оба родителя. В мире, если так можно выразиться, существуют два вида человеческой любви: любовь безусловная — женская — и любовь с условием — мужская. Женщина просто любит, не осознавая порой, за что. А у мужчины любовь с четкими рамками и четкими гранями. Все вместе это и дает гармоничное воспитание. Перегиб в одну из сторон — гармонии уже нет.

О.Бакулин: Известный белорусский психолог Яков Коломинский высказал недавно очень тревожную мысль о том, что в последнее время все чаще у женщины обнаруживается… отсутствие материнского инстинкта. В природе, кстати, это очень редкое явление. Если у отцов чувство любви к детям — приобретенное, то матерям это дано от природы. Почему мамы равнодушны к собственным детям, жестоки в обращении? Что же такое происходит в обществе, если в женщине заглушаются природные инстинкты?

Н.Поспелова: Отец–воспитатель — мечта каждой мамы. Для некоторых, к сожалению, несбыточная. С ответственностью у современного мужчины, на мой взгляд, не все в порядке. Возможно, этому поспособствовали мы, женщины, окружив наших сыновей тотальной заботой и вниманием на всех этапах взросления. Зачастую ведь молодой человек встречает настоящего мужчину только в армии…

О.Кочерва: Абсолютно точно! Есть у нас такое явление — латентная безотцовщина. Даже если отец в семье есть, ребенок в лучшем случае видит его только по выходным. Папа в 7 утра ушел на работу, поздно вечером пришел, поел и на боковую. Он зарабатывает деньги и при этом… теряет своего ребенка. Н.Поспелова: Заметьте, что большую часть жизни вокруг ребенка одни женщины — воспитательНИЦа, учительНИЦА, медсестра, женщина–врач и т.д. Мы воспитываем мальчиков женскими силами и женскими методами. И в такой ситуации нечего сетовать, что роль отца в воспитании детей далека от идеала.

О.Кочерва: А вы знаете, что 70% одиноких отцов ищут женщину прежде всего как мать своему ребенку? И только потом как жену себе. И только 30% женщин ищут отца ребенку, остальные же считают, что ему достаточно мамы, и поэтому ищут для себя партнера!

А.Туровец: Научные исследования подтвердили, что после 7 — 10 лет ребенок воспринимает мужчину как учителя легче, чем женщину. Кроме того, согласен, главная «болезнь» белорусской матери — это сверхопека. Женщина так устроена, что хочет оградить свое чадо от всех возможных и невозможных угроз и тем самым делает его изнеженным, не приспособленным к жизни. А мужчина воспитывает на жизненных примерах, учит тому, с чем придется столкнуться в реальности. В жизни нужно и то и другое. В меру. И для мальчиков, и для девочек. «СБ»: Интересно, может ли у нас одинокий мужчина усыновить ребенка?

Н.Поспелова: Может, как и одинокая женщина. Но одинокие женщины гораздо чаще усыновляют детей. Сегодня в Беларуси только трое мужчин, не состоящих в браке, являются усыновителями. С двумя из них у нас прекрасный контакт. Положа руку на сердце скажу: лучших отцов придумать невозможно! Заботливые, добросердечные, открытые, порядочные, прекрасно справляющиеся с воспитанием. Не нытики. Это люди, которые рассчитывают только на себя, умеют принимать и нести ответственность. Но есть в практике Национального центра усыновления и такой показательный феномен. Иногда к нам обращаются пожилые мамы с посылом: «Хотим удочерить 16 — 17–летнюю девочку из интерната, чтобы умела готовить, вышивать, за пожилыми ухаживать, у нас сыну 40 лет, хорошо бы их поженить». Бедные мамы! Как бы им хотелось все проконтролировать и обустроить для своего «детинушки»! Вот это и есть один из показателей деформации семейного воспитания «по женскому типу», когда мама долго не может отпустить сына, хочет устраивать его жизнь, быть главной в его судьбе. На такой почве ответственного мужчину не воспитать!

О.Кочерва: Меня вот что волнует: какими вырастут дети, которых ставят перед выбором — отец или мать? Если анализировать судьбу многих моих сверстников, которые выросли вообще без родителей, без ласки, без тепла, то приходишь к выводу, что из них получились или очень хорошие отцы, или преступники. А разве лишиться одного из родителей — не травма? Суды же с легкостью «перемалывают» эти дела, как обычные разделы имущества!

А.Туровец: Вот мы говорим о том, что может мужчина, что может женщина. А в Швеции или в Норвегии, например, так вопрос не ставится в принципе. Все могут всё! Более того, наблюдается тенденция феминизации мужчин и маскулинизации женщин. В Стокгольме большинство людей на улицах с детскими колясками — это мужчины. Дело дошло до того, что отец стал полноправным участником грудного вскармливания — несколько раз за ночь он должен подносить младенца к материнской груди, а потом обратно уносить в кроватку. Считается, что таким образом ребенок учится воспринимать маму и папу как единое целое. Нашим семьям до этого еще далеко! У себя в центре мы регулярно выслушиваем мужские жалобы на то, что матери чинят им всевозможные препятствия в общении с ребенком. И наша задача — помочь отцам в полной мере осознать, почему их отдалили от собственного ребенка, и, если есть хоть какой–то шанс, наладить нормальные взаимоотношения с бывшей супругой. Тогда и в суд не придется обращаться! Здесь правильно было сказано: семья — целостная система. Ребенок без отца или, наоборот, ребенок без матери — это всегда плохо. Но раз уж семья распалась, нужно, так сказать, из двух зол выбирать меньшее.

О.Бакулин: В США почему–то женщины понимают, что роль отца и матери в воспитании детей неразделима, и даже сами участвуют в движении в защиту прав отцов!

А.Туровец: К сожалению, у нас люди не знают элементарных вещей. Скажем, один из лучших биологических механизмов профилактики «нарушенного отцовства» — это совместные роды. Ведь это же очень важно, чтобы сразу после появления на свет ребенок встретился взглядом со своим папой! В Швеции доказали: в таких семьях разводы крайне редки. А в Украине право отца присутствовать при родах уже прописано в законе, и, если по медицинским показаниям родившегося малыша в течение 2 часов, как сейчас принято, нельзя приложить к материнской груди, его кладут… на папу. Представляете, какой прогресс!

О.Кочерва: Кормежки, переодевания, ночные бдения, купания, прогулки — все ведь в основном на женщине, а потом мы еще удивляемся, почему не в отце, а в матери ребенок видит самого близкого человека! Но я знаю мужчин, которые заслуженно гордятся тем, что первым словом их ребенка было «папа»! И поэтому всегда советую молодым отцам: будете сами добрыми, сильными и справедливыми — и ваш мальчик вырастет таким же, а у девочки в подсознании отложится такой образ будущего мужа. Однако в нашем обществе роль отца вообще размыта, а роль «дистанционного» отца сведена к выплате алиментов. И страшно то, что мужчины с этим мирятся!

Н.Поспелова: Не забывайте, что на родительском языке слово «любовь» пишется так: «ВРЕМЯ». Время, которое вы провели с детьми! А что мы часто слышим в судах при рассмотрении спора, кто должен воспитывать ребенка? Оба родителя начинают козырять: «А я купил это, а я купила то. Я его возил туда, а я туда». Это что, воспитание? А кто больше находился с ребенком, учил его чему–то, помогал что–то понять, что–то освоить? Если разобраться, то ребенок, по большому счету, не нужен никому. Ни матери, ни отцу. Как тут выбрать? Впрочем, думаю, никто не будет спорить, что в нашем обществе в целом женщина все–таки более социально ответственна. Когда у мужчины стало не получаться добывать и защищать, именно женщина взяла на себя часть его функций. Вот отсюда и кризис института брака.

«СБ»: Да, половина семей распадается. Многие — в течение первых трех лет после рождения ребенка. Но и на Западе приблизительно такая же статистика. Тем не менее мамы с папами чаще находят цивилизованный выход.

А.Туровец: Наш центр 4 года давал заключения для судов о том, какова атмосфера в семье, каковы взаимоотношения родителей между собой и с детьми. Но мы отказались от такой практики, теперь эта функция судебно–медицинской экспертизы. Дело в том, что та сторона, которую не устраивает решение психолога, начинает оспаривать его, привлекая других специалистов. И практически всегда те могут найти какие–то другие аспекты, аргументы. К тому же ребенок растет, быстро развивается. Так что спор может оказаться бесконечным. А судебно–медицинская экспертиза пользуется более жесткими критериями, и за нее надо платить, поэтому многие родители просто туда не обращаются. Но, видимо, и мы рано или поздно придем к тому же механизму, который используется в развитых странах. Например, ребенок одну неделю живет с мамой, а другую — с папой. Причем квартиры у них похожие, та же обстановка в комнатах, те же игрушки. И ребенку значительно легче приспособиться к переменам. В любом случае это гораздо лучше, чем ситуация «воскресного папы», которую мы, увы, наблюдаем сплошь и рядом.

О.Бакулин: У нас тоже можно добиться, чтобы ребенок жил то у матери, то у отца. Но какой ценой?! Был в моей практике один такой случай. Только сам ребенок смог убедить судей, твердо заявив, что он хочет жить и с мамой, и с папой.

А.Туровец: В современной европейской культуре люди умеют находить взаимопонимание, даже если брак распался. Они не остаются врагами и не превращают ребенка в объект для выяснения отношений. У нас же папа может долго отстаивать в суде право на общение с ребенком. А спросите его: для чего? Не ответит. Для него иногда борьба за ребенка — продолжение борьбы с бывшей женой.

О.Кочерва: Думаю, мы собрались здесь не только для того, чтобы обсудить проблему и констатировать, как вокруг все сложно, но и чтобы что–то предложить. Наш «Клуб любящих отцов» как раз и создавался с целью реабилитировать отцов в глазах общества, изменить существующий стереотип. Сегодня в клубе работают 75 человек, из них, кстати, 13 женщин. Есть и безработные, и профессора, и народные артисты. Всех нас объединяет любовь к своим детям и неравнодушие к судьбам других семей, где не всегда дела идут так, как хотелось бы. Но мы не за реанимацию патриархальной семьи! Нет, мы просто хотим, чтобы успешное отцовство стало у нас модным. А для этого нужны и массированные пиар–кампании, и конференции, и семинары, и государственные награды для отцов. Кроме того, у нас есть проект кризисной службы для мужчин по проблемам отцовства. Но чтобы конфликтов из–за детей было меньше, нужно к отцовской роли готовить мальчиков еще со школьной скамьи!

А.Туровец: Школа и сейчас делает все, что может. Но не всегда хватает времени, знаний и умения. К нам часто обращаются за помощью социальные педагоги школ, психологи. Вот приходит, к примеру, молодой специалист, девушка лет 23. Она пока не замужем. А мы должны ей объяснить, как помочь семье на четвертой–пятой стадии жизненного цикла (это когда дети учатся уже в последних классах или «улетают из гнезда»). Теоретически можно ей все изложить, но как это выглядит на практике, она не знает. Вот где нужны квалифицированные и опытные кадры!

Н.Поспелова: Эти проблемы очень сложны, одна школа не справится. И не совсем правильно весь груз проблем семейного воспитания возлагать на Министерство образования. В Украине, например, такими вопросами занимается Министерство по делам молодежи, семьи и детей. Может быть, и нам стоит подумать об этом.

А.Туровец: Свой проект — «Осознанное отцовство» (папа–школы) — мы только начинаем вместе с территориальными центрами социального обслуживания, женским институтом «ЭНВИЛА» и шведской компанией «Спрангбрёдан», но, думаю, эта инициатива в Беларуси приживется. Так что приглашаем к сотрудничеству все заинтересованные организации. В Гомеле, Минске, Борисове по этой шведской методике уже занимаются около 70 человек. Смысл — в как можно более раннем контакте папы с малышом. Именно для того, чтобы отцы умели правильно обращаться и общаться с ребенком, и проводятся занятия. Если есть у папы такое желание — он придет к нам, несмотря на занятость.

Н.Поспелова: Общественные организации делают хорошее и доброе дело. Но здесь вопрос должен стоять об ответственности. Государственные органы несут полную ответственность за свою работу и будут ее нести всегда. Но не хочется, чтобы получилось так: сегодня общественная организация занимается пропагандой успешного отцовства, а завтра — нет…

О.Бакулин: Без общественных организаций государство в этом вопросе вообще не обойдется! Иначе так и останутся те гендерные перекосы, с которыми мы сегодня боремся. Общественное объединение «Защита прав отцов и детей» существует уже 17 лет, в нем более 200 активных членов. Если бы не мы, уверен, многие родители не смогли бы добиться справедливости! И проблема, которую мы обсуждаем, была бы еще более неприглядной!

«СБ»: Если в календаре официально появится День отца, это многое изменит?

О.Бакулин: Мы день отца отмечаем с 1995 года, каждое третье воскресенье июня. Кстати, он отмечается практически во всех странах мира, за исключением мусульманских. В США уже 100 лет как празднуется. Я был на таком празднике в Кливленде, и это, доложу вам, замечательное зрелище — когда собираются и папы, и мамы, и их дети самых разных возрастов начиная от грудничков!

А.Туровец: Я считаю, такой день нужен. Но не в виде «8 Марта для мужчин», а как символ ответственного отцовства. Бывает, человек стал биологическим отцом, но ни в социальном, ни в психологическом плане этой роли не соответствует. Вот над чем надо работать! А без конца обвинять друг друга, доискиваться, кто кого и в чем ущемляет, — это путь в никуда. Лозунг должен быть не «Мама против папы» или «Папа против мамы», а «Мама вместе с папой»! Даже если они в разводе. Ради ребенка нужно забыть все обиды. Н.Поспелова: Убеждена, никакими лозунгами, днями, декадами отцов, плакатами и бигбордами авторитет отцов не поднять. Прежде всего каждый сам должен понять: это ведь очень интересно — наблюдать за взрослением своего ребенка и помогать ему во всем. Гораздо интереснее, чем «диван–кино–домино»! Посмотрите, какой радостью светятся лица детей, если их папа пришел на школьный конкурс, согласился выполнить функции Деда Мороза или поучаствовал в ремонте класса! Да, сейчас не лучшие времена для воспитания детей. Во всем мире сверхзанятость родителей — настоящий бич: по данным американских исследователей, восьмилетний ребенок у телевизора проводит 25 часов в неделю, а с папой… 25 минут. Но, на мой взгляд, есть только один универсальный рецепт мгновенного повышения авторитета воспитателя (мамы или папы — не важно) в глазах как детей, так и общества. Я о нем уже говорила. Это время, которое вы готовы своему ребенку не уделить, а посвятить.

СБ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Тэги : ДетизаконзащитаМатьобязанностиродителисемья

Оставить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: